24 апреля 2013

Им нужна помощь → Переиздание книги "Народные традиции в убранстве башкирского дома"

Для переиздания библиографической редкости - книги А.Г.Янбухтиной "Народные традиции в убранстве башкирского дома" (Уфа. "Китап". 1993.  С. 132) необходимо 200 тысяч рублей.
В книге впервые рассматриваются характерные типы жилищ башкир с художественно - эстетических позиций  в организации и убранстве интерьеров, исторически сложившихся в традициях многовекового национального уклада жизни: от полукочевого до оседлого, начиная с ХIХв. Предмет исследования - аскетичный интерьер башкирского сельского дома, преображенный, с помощью традиционных предметов убранства, в пространство эстетическое. Традиционные изделия войлоковаляния - кошмы, широкая разновидность предметов домашнего ткачества,  рукотворное происхождение вышитых
изделий в разных техниках, а также мастерство резьбы по дереву составляют, вместе с устно - поэтическим, музыкальным фольклором,  основу национального художественного наследия башкирского народа
Монографическое издание А.Янбухтиной, поступив в продажу, разошлось мгновенно. Книга стала отличным учебным пособием для студентов вузов, аспирантов, научных работников, всех, кому интересна этнография и культура народов России. 

Альмира Янбухтина:

«Преданность идее - дороже всего»

Как известно из романа Мопассана «Милый друг», самым убийственным доказательством процветания богача Вальтера была покупка картины «Иисус, шествующий по водам». Сейчас времена другие: склонность к искусству у богатых людей выражается в приглашении на день рождения звезд эстрады. Ну а люди, которые интересуются изобразительным искусством (если оно не египетское, не индийское, не японское), и вовсе в дефиците. Героиня нашей статьи Альмира Янбухтина посвятила изучению башкирского искусства всю жизнь.

- Альмира Гайнулловна, как вы пришли к своей специальности и к основной теме исследований - народное творчество?
- Можно сказать, к искусству меня привела моя родственница Людмила Васильевна Казанская.
Она была первым и с 1930 года до 60-х годов - единственным в Уфе искусствоведом, первым хранителем фондов Художественного музея имени Нестерова. Это она заложила основы профессионального подхода к хранению и систематизации произведений в музейных фондах. А сейчас ее имя почти утеряно, забыто. В старших классах я стала часто ездить в музей (хотя жила в Черниковке - практически в другом городе), много читала, думала. После школы начала работать в музее экскурсоводом. Через год поступила на искусствоведческий факультет Института имени И. Репина при Академии художеств СССР. Училась очно; кроме лекций занятия регулярно проходили в залах Эрмитажа и Русского музея. Затем поступила в очную аспирантуру в НИИ художественной промышленности в Москве. Еще на IV курсе решила, что буду заниматься исследованием башкирского народного искусства, написала курсовую работу по башкирской народной вышивке. Из курсовой выросла тема диссертации «Народные традиции в убранстве башкирского дома». Я ездила в экспедиции по деревням восточного Башкортостана, изучала сами дома, характерные для севера и юга (рубленые деревянные и саманные), предметы вышивки, ткачества, войлоковаляния. К сожалению, в советское время многое в традиционном народном искусстве было утрачено, но я старалась в памяти сохранить его в целостности, в единстве. Продолжала работать и в 2003 году защитила докторскую диссертацию и на ее основе написала монографию «Декоративное искусство Башкортостана. XX век». (Уфа, 2006).
Альмира Янбухтина - доктор искусствоведения, профессор Уфимского государственного университета экономики и сервиса. Член Международной ассоциации историков и критиков искусства, председатель башкирского отделения Ассоциации искусствоведов России.
Изучать народное искусство всегда интересно, и это требует все большего углубления. И чем древнее культура и искусство, тем они интересней, поэтому нас так увлекают Древний Египет, Греция. А башкиры - один из самых древних, реликтовых этносов, населяющих Южный Урал. Они пришли когда-то с Алтая, поэтому их культура тесно связана с культурой сибирских народов. Башкиры - часть тюркского этноса, их культура сохранила в себе много черт домусульманского, языческого периода, когда тюрки поклонялись богу Тенгри. Его символом были Черная земля, Синее небо и Золотое Солнце. В древней культуре образы-знаки складывались веками. Каждая вещь - знак. Например, женский праздничный нагрудник и головной убор-кошмау украшались кораллами и серебряными монетами (кораллы, сердолики, бирюзу, малахит доставляли купцы- коробейники - торговля, можно ска-зать, была налажена не хуже, чем сейчас). Каждая коралловая бусинка - символ зарождающейся жизни в лоне матери. На свадьбу невесте- башкирке дарили нагрудник из множества бусинок, что означало пожелание большого потомства во имя силы рода.
- А почему нет нагрудников с золотыми монетами?
- Башкиры предпочитали не броское золото, а именно серебро. Ювелирное искусство башкир было исследовано нашими этнографами - Раилем Кузеевым, Наилем Бикбулатовым, Светланой Шитовой. Построена прекрасная экспозиция башкирского и татарского ювелирного искусства в Национальном музее РБ. А вот коллекция предметов нацио-нального искусства в Художественном музее имени М.В.Нестерова не экспонируется уже несколько лет из- за нехватки выставочных площадей. А когда вещь не экспонируется, она
живет неполной жизнью, не изучается. Тогда тем более необходим научный каталог музейных ценностей!
Многонациональное искусство Башкортостана, развивавшееся в системе культуры народов Южного Урала, различных религиозных конфессий, - это сложный художественный процесс, требующий постоянного внимательного исследования. Я занимаюсь исследованием этого материала с 1968 года. А в 1984 году в престижном журнале «Декоративное искусство СССР» была помещена моя статья о памятниках деревянного зодчества Уфы. Многих из этих красивейших резных ворот, фото которых помещены в статье, уже нет.
Хотя разговор о необходимости сохранения лучших образцов старинной архитектуры велся с 1950-х годов.
- Но ведь дерево - материал не вечный...
- В Прибалтике, да и в Сибири немало музеев деревянного зодчества, старинных домов, начиная с XVIII века. Современная наука знает немало способов их сохранения. Но нам все эти деревянные узоры, видимо, казались не очень нужными,
и наша душа не болела об этой утрате. В той же статье написано, что когда все это исчезнет - только тогда появится идея создания Музея деревянного зодчества. Что и произошло. Будут возводить новодел. Но он не станет подлинным памятником: для этого сооружение должно жить вместе с народом.
Еще одна иллюстрация невысокого уровня нашей культуры - состояние дел с сувенирной продукцией. В крае разворачивается программа развития туристического бизнеса, национальные сувениры для этого необходимы. В Уфе есть точки по продаже сувениров, но они слабо отвечают этой задаче. Во-первых, потому, что больше развит сегмент дорогих сувениров из нетрадиционных материалов. А лучшие сувениры получаются у мастеров-«кустарей»: они несут в себе черты традиционной культуры данной местности, они уникальны - существуют в единственном экземпляре. Чтобы выпускать хорошую сувенирную продукцию, нужно знание этнографии, культуры, истории, религий, искусства края. (Искусствоведение как раз и лежит на стыке всех этих наук). Такие сувенирно-подарочные вещи делаем мы со студентами на занятиях по истории декоративно-прикладного искусства Башкортостана и Южного Урала: это башкирские, татарские, чувашские (и так далее) куклы, браслеты, домашние тапочки и сапожки, обереги и т.д. Кстати, в Москве в Экспоцентре, где каждый год проводятся новогодние ярмарки «Ладья», продают самодельных тряпичных кукол в русском стиле из Нижнего Новгорода. Недорого - по 50-100-150 рублей. И они раскупаются. А в Нью-Йорке, в Школе высшей моды, студенты тоже шьют небольшие оригинальные вещицы, которые могут быть дополнением к одежде: пояса/галстучки, украшения. Они продаются в специальном отделе школы и пользуются спросом. А мы почему этого не можем? На занятиях я пытаюсь передать студентам любовь к искусству.К сожалению, числиться в университете и получать стипендию хотят все, а вот учиться - не очень. Еще готовлю выставку «Восточный ковер» - на ней будут представлены турецкие, марокканские, башкирские ковры. Между ними много общего, схожи орнаменты. На турецких коврах преобладающие цвета - черный и красный, с вкраплениями белого, башкирские паласы - более яркие и пестрые, тем более, что это современные изделия, окрашенные анилиновыми красками. Старинные башкирские ковры не сохранились. Если на зарубежном Востоке традиции развивались непрерывно, у нас в советское время они прервались, а сейчас возрождаются.
Народное искусство - всегда яркое, жизнерадостное, праздничное явление.
Даже древнеегипетское, где, казалось бы, многие изображения посвящены загробной жизни. Когда-то я тоже считала его мрачным, а потом поняла: потусторонняя жизнь им казалась праздничной, райской. И потому они так радостно ее изображали.
- Известно, что вы создали башкирское отделение Ассоциации искусствоведов России. Кто ваши единомышленники? Чем занимаетесь, какие у вас планы?
- АИС - общественная некоммерческая организация. Наше отделение появилось три года назад, заседания проходят в нашем университете в галерее «ACADEMIA». Мы уже выпустили первый сборник научных публикаций по региональному искусствознанию: он охватывает искусство Урало-Поволжья. Свои статьи нам прислали специалисты из Казани, Челябинска, Екатеринбурга, Калмыкии. Причем издали сборник мы за свой счет - все на энтузиазме. Сейчас готовим второй.
На сегодня в нашей ассоциации 13 членов. Из них треть составляют люди старшего поколения и даже преклонного возраста. Для республики, где история развития изобразительного искусства имеет вековую историю и систематически не изучается, это недостаточно. И в наших вузах таких специалистов не готовят. В БГХМ имени М.В. Нестерова работают 2-3 искусствоведа, но они по большей части заняты творчеством современных художников. В Башкортостане ощущается острая нехватка молодых искусствоведов - людей, так же любящих искусство, как и мы, но родившихся уже в новой Стране. Тем не менее специалисты, стремящиеся к повышению своего профессионального уровня и к исследованиям интереснейших художественных процессов, протекающих в нашей республике, есть. И они специализируются в различных областях искусства (что очень важно - нельзя быть знатоком во всем)..Преподаватель нашей кафедры дизайна, Фарида Минигулова в 2009 году защитила диссертацию по башкирской | скульптуре второй половины XX века. Сотрудница Уфимского колледжа технологии и дизайна Наталья Тютюгина уже много лет занимается творчеством русских художников начала XX века: Николая Рериха, Михаила Врубеля. Она сделала замечательный каталог «Русское церковное серебро в собрании Башкирского художественного музея имени М.В. Нестерова», который был издан
не нами, а Третьяковской галереей. Кандидат искусствоведения Марс Ахмадеев защитил диссертацию по арабской печатной графике на башкирском материале. Но и остепененные искусствоведы наук должны заниматься научной работой дальше, иначе квалификация быстро теряется. А у нас в Уфе искусствоведы востребованы слабо - даже преподавателем устроиться очень трудно. В учебных заведениях сокращаются учебные часы по истории искусств. В нашем университете запланировано открытие специальности «Искусствоведение», но дополнительные штатные единицы для этого не предусмотрены.
- Выставок в Уфе проходит достаточно, но далеко не каждой дается искусствоведческий анализ и оценка. В целом картина складывается сложная. И все-таки культурных событий становится больше...
- Да. Порадовала меня, например, в галерее «Мирас» выставка работ Рината Харисова - нашего художника, который несколько лет живет в Канаде, но не теряет связи с Уфой. Он продолжает развивать в живописи язык символизма, тяготеет к стилю примитива. И среди работ канадских художников его картины, наверное, выделяются своим восточным происхождением.
Грандиозное событие - юбилей Михаила Нестерова, выставка его картин, собранных из многих музеев России. Михаил Васильевич - глубоко верующий русский художник. В годы советского атеизма он больше создавал портреты выдающихся людей нашей страны - творческой интеллигенции. Но религиозное чувство, любовь к богу тихо и преданно пронес через всю свою жизнь. А это дороже всего, особенно в искусстве. Эту важную сторону творчества художника внимательно и подробно рассмотрела искусствовед Элеонора Хасанова (член нашего объединения) в своей книге «Михаил Нестеров. Неизвестные страницы творчества». (Это первая монография о Нестерове, написанная на высоком уровне уфимским исследователем).
- Скажите, что надо сделать, чтобы положение искусствоведения в республике совершенствовалось?
- Во-первых, дождаться открытия нового здания Художественного музея с полноценной экспозицией, где были бы представлены русское, советское, западноевропейское искусство и, наконец, вся ретроспектива развития башкирского изобразительного искусства в комплексе с народным творчеством. Надо надеяться, что с построением нового здания музея в нем будет создано несколько отделов хранения по разным видам искусства.
Это будет способствовать лучшей сохранности произведений. Соответственно, понадобятся и новые штатные единицы, и тогда будут востребованы наши остепененные искусствоведы. А занятия студентов - будущих художников и искусствоведов - будут проходить в залах и фондах музея.

- А вы верите, что все это когда-нибудь сбудется?

- Верю. Если только художественная жизнь в нашей республике будет развиваться динамично, последовательно и в соответствии с логикой сохранения и развития культуры. Тогда расцвет искусства и искусствознания случится и у нас, и это будет огромной радостью. Для этого мы все - художники и искусствоведы - и продолжаем работать.

Екатерина КЛИМОВИЧ http://www.ugaes.ru/smi/92.html

2012-12-01

©2012 — 2018, Некоммерческая социально ориентированная организация Благотворительный фонд содействия сохранению и развитию традиционных промыслов и ремесел "Мирас"
Сайт создан на безвозмездной основе в Renua
Тел.: 8-917-353-8721 г. Уфа, ул. К.Маркса, 32; info@fondmiras.ru